- иван петрович, вы - жираф! - сказал семён семёнович.
- почему же, семён семёнович?
- а у вас шея длиннее чем моя. ну и...
- погодите, погодите. даже если моя шея и длинее вашей, то неужели я сразу жираф?
- ну и это просто очевидно, лишь слепой этого не заметит, - парировал семён семёнович.
- т.е. если кто-то этого не заметит, то он слепой что-ли? - взывал к обнаружению очевидного неочевидства иван петрович.
- не увиливайте, иван, к чему эта ложь?
- но у меня и паспорт...
- паспорт? поддельный, разумеется! я и смотреть не стану. как вам, жирафам, живётся среди людей?
- ну из такого ложного утверждения невозможно дальше вести диалог.
- ваше лживое упрямство приносит вред не только вам, но и вашим близким, вам не стыдно?
- по-моему, вы не объективны, в упор не замечаете нестыковчки, к которым я пытаюсь вас подвести. но, видимо, тщетно.
- я прекрасно чувствую людей, а в вас, ваня, нет ничего человеческого, только жирафье! к тому же я всегда критичен и объективен, вы неправы. здесь же всё очевидно, всё указывает на это, только слепой...
- вы опять за своё. всё что есть - лишь невинные факты, которые вы извращённо интерпретируете. по другому рассмотреть факты вам как-будто мешает боязнь разрушения "истины", что я - жираф. неужели это единственное почему вы общаетесь со мной?
- ладно. не будем о лжи. как вы находите погоду, что стоит нынче?
- ох уж эта погодка. хочется уже тепла, зелёных листиков...
- да, жирафы любят лакомиться зелёными побегами!
- семён семёнович!
- тварь вы длинношеяя! тьфу!
- эх, - вздохнул иван петрович и, ощупывая свою шею, подумал: "хм, может быть я и вправду жираф? ведь это кому-то же очевидно..."