На этой Земле, но в другое её измерение отправилась я пожить какое-то время. Так сказать, на каникулы. И жила я на берегу прекрасного моря, открытого всем ветрам. Берег был песчаный и прямо на нем стояли высокие горы серого цвета из твердых пород. Торчали они острыми зубцами вверх.

Небо все время было сумрачное, трудно было различить день это или ночь. Только тонким внутренним чутьем удавалось угадать время суток. Я думала, что там буду жить одна, но однажды, из расщелины в горах вышло двое отшельников-монахов. Это были индийские садху, практикующие здесь наработку особых мистических сил-сверхспособностей (сидх). В данный период времени они практиковали исчезновение своего тела. Иногда, когда я ночью просыпалась и шла прогуляться, я видела их пробегающими мимо. Хотя каких там «их», от них оставались только стопы, едва различимые, все остальное тело уже исчезло. Вот такие достижения! Порой им удавалось временно исчезнуть полностью, но все же, так как стопы у человека особенные, о чем я писала в другой сказке, то их было сложнее всего преобразовать. Стопы хотели жить, быть видимыми и сопротивлялись как могли! Все силы йогинов уходили на растворение стоп. Поэтому порой они выглядели очень изможденными.

Я спросила их для чего им исчезновение, но так и не получила внятного ответа. Поначалу они вообще несколько скептически ко мне относились, типа девочка с запада, недалекая, что она знает о настоящей магии…?

И вот однажды, сидя на берегу моря, кажется, это была ночь, я наблюдала невероятно красивую большую луну, висящую на небе прямо над морем, над моей головой. Однако луна была очень необычная. Дело в том, что она была чуть сплюснута и походила на сглаженный в углах треугольник. И вдруг прямо на моих глазах она потемнела и стала черной. Меня несколько смутило и устрашило данное зрелище. Согласитесь, довольно странная луна.

И вот я смотрела на неё так минут 30, и вдруг она стала еще сильнее чернеть, покачиваться на небосклоне и… упала! Упала прямо в море, плюхнусь с плеском, шмяк, бряк, плюх, - нету. Мои глаза округлились до двух средних мандаринов. Челюсть отвисла. Но так как рядом никого не было, я пошла спать и даже хорошо уснула, забыв об этом случае. Мало ли как часто падают луны? Может быть и часто, просто мы редко смотрим на небо. В основном всё под ноги, да в свои мысли…

Как-то пару дней спустя после этого происшествия, когда я сидела на берегу, ко мне подошёл старый йог и сел рядом. Так мы сидели и молчали. Чувствовалось, что он очень мудрый человек, многое повидал. И тут мой рот заговорил. Я рассказала ему о луне. Говорила я шутливо, похохатывая, ожидая от него, что он мне не поверит или тоже посмеется. Но он слушал очень внимательно и серьезно. В конце рассказа я увидела, что его одолело некое беспокойство.

«Не замечала ли ты раньше в жизни какие-нибудь странности, происходившие с луной?»,-  спросил он. «Да», - ответила я. «Было дело, и не единожды. Но когда я пыталась кому-то рассказать об этом, люди смеялись, говорили, что я не в своем уме. Хм, а в чьем же? – думала я…». Помню, однажды ночью, на острове Русском я спала в палатке и проснулась от того, что услышала ржание лошадей. Встала, вылезла из палатки. Дикие кони действительно носились кругами вокруг неё. После того как они убежали, и посмотрела на небо и увидела луну. Она была огромная, яркая, на ней видны были пятна, кратеры. Я смотрела на неё и тут она начала прыгать по небу. Я стала моргать, но это не помогло. Тогда я прищурилась, поставила указательный палец правой руки на неё и стала двигать им в момент, когда луна прыгает. Луна и правда скакала! Я хотела кого-нибудь разбудить, но боялась, что они разозлятся. Утром я рассказала о ночных лошадях и луне маме и её подруге, но они посмеялись надо мной. Дело в том, что они спали и не слышали никаких лошадей. Они подумали, что всё это мне причудилось. А я подумала, что таинственные лошади специально носились вокруг моей палатки и гоготали, чтобы привлечь мое внимание к луне.

Это один из случаев. Были и другие. Вообще луна на меня сильно влияет. Как-то в полнолуние в Питере меня стало танцевать прямо на улице. В другой раз в Краснодаре на берегу моря было затмение луны и я видела, как  в темной воде танцуют дельфины, а волны становятся все больше.

На всё это йог мне ответил, что у меня особая связь с луной. Я могу гадать по ней, предсказывать прошлое и видеть будущее. И что почернение луны и её падение – это не очень хорошие знаки, предвестники катастрофы. Медленной катастрофы, выжигающей жизнь на земле. Нет, земля останется, а мы уйдем. Я думала спросить его, вернется ли луна, и было ли всё это метафорой, но интуитивно осознала в этот момент, что для йогина такого уровня метафора и реальность иллюзорны, и то и другое есть: и реальность и нереальность одновременно. 

Медленно, но верно, жизнь на земле начнет угасать. Это то, к чему всё когда-то приходит. Одна форма существования возникает, достигает расцвета и исчезает, сменяется другой. Все изменчиво, и только перемены неизменно случаются. И спастись нет шанса. Потому что смерть заложена в самой жизни.

И тут я поняла зачем йогины практиковали исчезновение тела. Они знали. Они всё знали. Надо ли говорить, что скоро у них исчезли и стопы…